Ограниченный остеомиелит лунки зуба: Местные Осложнения После Удаления Зуба-Остеомиелит Лунки Зуба И Неврит • OHI-S

Содержание

Местные Осложнения После Удаления Зуба-Остеомиелит Лунки Зуба И Неврит • OHI-S

В этой статье рассмотрены такие отдаленные местные осложнения после удаления зуба, как ограниченный остеомиелит лунки зуба, неврит нижнеальвеолярного невра и абсцесс после удаления. Ограниченный остеомиелит лунки зуба — это осложнение, при котором в стенках лунки развивается стойкий гнойно-некротический процесс.

Клиническая картина остеомиелита лунки зуба

Клиническая картина остеомиелита лунки зуба характеризуется жалобами на острую пульсирующую боль как в области лунки, так и в области соседних зубов. Также наблюдаются такие общие симптомы, как слабость, гипертермия, головная боль, озноб, нарушение работоспособности и сна. Развивается отек околочелюстных мягких тканей, поднижнечелюстные лимфатические узлы увеличены, плотные, болезненные при пальпации.

При остеомиелите лунки лишь одного моляра нижней челюсти воспалительный процесс может распространиться на область жевательной или медиальной крыловидной мышцы, что, в свою очередь, может вызвать затруднение при открывании рта. Осматривая полость рта врач может обнаружить грязно-серый налет на дне и стенках лунки. Еще и почувствовать специфический запах. Перкуссия рядом стоящих зубов болезненна.

Слизистая в области переходной складки гиперемирована, отечна. Пальпация альвеолярного отростка со щечной и оральной сторон резко болезненна как в области лунки, так и соседних зубов.

Острая фаза воспаления длится около 6–8 дней, иногда 10 дней. Потом воспалительные явления уменьшаются, процесс становится хроническим. Общее состояние улучшается, снижается температура тела. Также уменьшаются отек и гиперемия слизистых, а затем исчезают болезненность при пальпации альвеолярного отростка, отек тканей лица и поднижнечелюстной лимфаденит. Спустя 12–15 дней лунка зуба заполняется рыхлой, патологической грануляционной тканью, иногда выбухает из лунки, при надавливании может выделяться гной.

На рентгенограмме видим нечеткие размытые контуры компактной пластинки альвеолы; выражены остеопороз и деструкция кости в области альвеолярного края. В редких случаях спустя 20–25 дней от начала острого периода удается выявить мелкие секвестры.

 

Причины ограниченного остеомиелита лунки

1. как осложнение альвеолита.
2. в результате снижения иммунитета

Лечение остеомиелита лунки

В острой стадии заболевания терапию начинают с ревизии лунки. Под проводниковой или инфильтрационной анестезией лунку зуба очищают от остатков сгустка крови, пищи и патологической ткани. Затем лунку промывают из шприца со слабым раствором антисептика или биологически активным препаратом. Используют препараты: стафилококковый и стрептококковый бактериофаг, протеолитические ферменты, лизоцим. После этого на рану накладывают повязку с препаратом «Alvogyl».

Для уменьшения воспалительния и боли проводят рассечение инфильтрированного участка слизистой оболочки и надкостницы. Делают разрез по переходной складке длиной 1,5–2 см, а также разрез с внутренней стороны альвеолярного отростка. Назначают медикаментозную терапию: антибиотики, сульфаниламидные и антигистаминные препараты, анальгетики, физиотерапию (УВЧ, ультразвук, гелий-неоновый лазер). Для повышения специфической иммунологической реактивности назначают стимуляторы фагоцитоза: пентоксил, метилурацил, милайф, лимонник.

После купирования острого воспаления продолжают лечение поливитаминами и стимуляторами неспецифической резистентности организма (метилурацил по 0,5 г или пентоксил по 0,2 г 3–4 раза в день, нуклеинат натрия по 0,2 г 3 раза в день, милайф по 0,2 г). Необходима сопутствующая ультразвуковая или лазерная терапия очага воспаления. Примерно через 20 дней от начала острого воспалительного процесса, в случае, если рана не зажила, и на рентгенограмме обнаружили секвестры, хирургической ложечкой удаляют патологические грануляции и мелкие секвестры, выскабливают стенки и дно лунки. Рану промывают антисептическим раствором, высушивают и рыхло тампонируют марлей, пропитанной йодоформной жидкостью.

Перевязки (обработка лунки антисептическим раствором и смена в ней йодоформной марли) делают каждые 2–3 дня до образования на стенках и дне лунки молодой грануляционной ткани.

Профилактика остеомиелита лунки такая же, как и при альвеолите.

  • перед вмешательством необходима профессиональная гигиена полости рта
  • врач должен произвести ревизию лунки, провести гемостаз компрессией
  • при удалении более двух зубов — наложить швы
  • после удаления зуба нужно дать четкие рекомендации пациенту

Если все-таки появления альвеолита не удалось избежать, и пациент обратился с жалобами на боли, необходимо купировать процесс как можно быстрее. Поэтому пациенту необходимо сообщить о возможных осложнениях и мотивировать его при болезненных ощущениях не затягивать с посещением стоматолога.

Неврит тройничного нерва

На сегодняшний день травматический неврит тройничного нерва считается одной из самых частых причин развития болевых синдромов в челюстно-лицевой.

Как осложнение он возникает при удалении постоянных моляров нижней челюсти, вследствие повреждения нижнего луночкового нерва в нижнечелюстном канале. Верхушки корней нижних моляров находятся в непосредственной близости от нижнечелюстного канала и в некоторых случаях могут находиться в самом канале. Иногда из-за хронического апикального периодонтита кость между апексом корня и стенкой нижнечелюстного канала рассасывается. Во время расшатывания зуба элеватором можно травмировать нижний альвеолярный нерв, что приведет к частичному или полному нарушению функций третьей ветви тройничного нерва. Результат — появляение боль в челюсти, онемение нижней губы и подбородка, снижение или отсутствие чувствительности десны, снижение электровозбудимости пульпы зубов на пораженной стороне. Обычно все эти явления через несколько недель постепенно проходят.

 

Электроодонтометрия

Электроодонтометрия — наиболее эффективный метод оценки функционального состояния тройничного нерва при его повреждении. ЭОД основана на исследовании реакции зубов нижней челюсти на раздражение электрическим. Метод выполняется у всех зубов нижней челюсти, с сохраненной пульпой как в зоне поражения, так и на противоположной здоровой стороне.

Шкала С.Н. Федотова (1997) для оценки степени тяжести повреждения нижнего альвеолярного нерва на основании данных электроодонтометрии:

  • легкая степень — реакция зубов с сохраненной пульпой на стороне повреждения нерва в переделах 20-40 мкА;
  • средней степени тяжести – реакция зубов на токи от 40 до 100 мкА;
  • тяжелая степень — полное выпадение болевой чувствительности, реакция зубов на токи свыше 100мкА

Использование ЭОД для диагностики травматических повреждений нижнего альвеолярного нерва невозможно, если :

  • зубы нижней челюсти эндодонтически лечены
  • зубы нижней челюсти покрыты ортопедическими конструкциями
  • на зубах фиксированы металлические элементы шинирующих конструкций
  • отсутствие зубов

Места измерения электровозбудимости кожи лица

Оценка зоны парестезии при травматическом неврите нижнего альвеолярного нерва

Проводится выявление зоны парестезии — нарушения чувствительности кожных покровов на основании тактильной пробы, фотографирование с последующей оценкой площади зоны парестезии: на границе участков нормальной чувствительности кожных покровов, красной каймы губ и зоны парестезии наносятся точки, которые затем соединяют непрерывной линией. Зоны гипер-, гипо- и анестезии отмечали различными цветами.

I — вертикальные линии:

  • срединная линия,
  • линия, проходящая через наружный край фильтрума,
  • линия, проходящая через наружный край крыла носа,
  • линия зрачков;

II — горизонтальные линии:

  • линия смыкания губ,
  • линия, проходящая по нижнему краю красной каймы губ,
  • линия границы между подбородком и нижней губой,
  • линия, проведенная по наиболее выступающей части подбородка,
  • линия границы подбородочной и подподбородочной областей.

Схематическое изображение зон измерения парестезии кожи лица

Каждому из 12-ти образовавшихся квадратов присваивали балл в зависимости от характера нарушения чувствительности:

0-чувствительность не нарушена;

1-гиперестезия кожных покровов

2-гипостезия кожных покровов;

3-анестезия кожных покровов.

Далее высчитывали сумму баллов и делили на 12 (квадранты).

При результатах:

3,0-2,1 – диагностировали тяжелую степень нарушения чувствительности;

2,0–1,1 – среднюю степень тяжести;

менее 1,0 –легкую степень тяжести изучаемой патологии

Лечение неврита

Лечение неврита при травматических повреждениях должно быть своевременным и выжидательная тактика недопустима. При легкой степени повреждения нижнеальвеолярного нерва достаточно назначения противоотечной терапии (преднизолон, верошпирон). При средней степения тяжести повреждения к противоотечной терапии добавляются препараты, улучшающие проводимость нервного ствола (нейромедин). При тяжелой степени повреждения нервного ствола, при отсутствии положительной динамики в восстановлении чувствительности в течение 4-х месяцев пациента необходимо направить на консультацию к нейрохирургу с целью решения вопроса о возможности восстановления анатомической целостности нервного ствола.

В комплексном лечении заболеваний периферической нервной системы широко используются различные методы рефлексотерапии. В комплексном лечении заболеваний периферической нервной системы широко используются такие методы рефлексотерапии, как электроакупунктура и черезкожная элекстронейростимуляция.

Профилактика неврита

Профилактикой неврита нижнеальвеолярного нерва является правильная техника удаления зубов, правильная диагностика и корректное чтение рентгенограммы и щадящая техника вывихивания элеватором корней зубов на нижней челюсти.

 

Абсцесс после удаления зуба

Абсцесс после удаления зуба — отдаленное осложнение операции удаления зуба, возникающее в результате контаминации микроорганизмами раневой поверхности. При удалении зубов могут травмироваться не только ткани, окружающие зуб, но и слизистая полости рта и щёк. Свежая рана — благоприятная среда и входные ворота для микроорганизмов. Поэтому при соответствующих обстоятельствах в мягких тканях или в лунке может образоваться абсцесс, который со временем и без лечения может «разлиться» с образованием флегмоны нескольких областей.

Причины абсцесса

Причиной абсцесса может стать несоблюдение правил асептики и антисептики непосредственно во время операции удаления зуба. В результате неправильных действий врача, происходит попадание инфекции в лунку зуба и последующим нагноением. Также инфицирование лунки и мягких тканей может произойти по вине самого пациента при невыполнении им всех рекомендаций стоматолога. Пациент должен строго выполнять назначенные процедуры, в противном случае повторного оперативного вмешательства не избежать.

Профилактика и лечение абсцесса зуба

Профилактикой появления абсцесса после удаления зуба является элементарная регулярная гигиена полости рта и выполнение всех рекомендаций врача-стоматолога. Также к профилактическим мерам можно отнести посещение стоматолога при наличии болезненных ощущений в течение нескольких дней после удаления зуба. Лечение абсцесса заключается во вскрытии и очищении полости абсцесса, удалении гнойных образований и назначении противовоспалительной терапии. Иногда абсцесс вскрывается самостоятельно, и болезненность исчезает. Но это не означает, что процесс купирован, поэтому необходимо дальнейшее лечение у стоматолога. В противном случае, возможно распространение инфекции на контактные области и усиление процесса.

Ограниченный остеомиелит лунки зуба.

В
лунке удаленного зуба появляется острая
пульсирующая боль, возникает боль в
соседних зубах. Появляется слабость,
сильная головная боль. Температура тела
37,6-37,8 °С и выше, иногда бывает озноб.
Больной не спит, не может работать.

Сгусток
крови в лунке отсутствует, дно и стенки
ее покрыты грязно-серой массой со
зловонным запахом. Окружающая лунку
зуба слизистая оболочка краснеет,
отекает, надкостница ин­фильтрируется,
утолщается. Пальпация альвеолярного
отростка с вестибулярной и оральной
стороны в области лунки и на со­седних
участках резко болезненна. При перкуссии
рядом стоящих зубов возникает боль.
Околочелюстные мягкие ткани отечны,
поднижнечелюстные лимфатические узлы
увеличены, плотные, болезненные. При
остеомиелите лунки одного из нижних
больших коренных зубов из-за распространения
воспалительного процесса на область
жевательной или медиальной крыловидной
мышцы открывание рта часто ограничено.

Явления
острого воспаления держатся 6-8 дней,
иногда — 10 дней, затем они уменьшаются,
процесс переходит в подострую и далее
в хроническую стадию. Боль становится
тупой, слабой. Общее состояние улучшается.
Нормализуется температура тела. Отек
и гиперемия слизистой оболочки становятся
менее выра­женными; уменьшается, затем
исчезает болезненность при пальпации
альвеолярного отростка. Исчезают отек
тканей лица и проявления поднижечелюстного
лимфаденита.

Через
12-15 дней лунка зуба заполняется рыхлой,
иногда выбухающей из нее патологической
грануляционной тканью, при надавливании
на которую выделяется гной. На
рентгенограмме контуры внутренней
компактной пластинки альвеолы нечеткие,
размытые, выражены остеопороз кости и
деструкция ее у альвео­лярного края.
В ряде случаев, спустя 20-25 дней от начала
ост­рого периода, удается выявить
мелкие секвестры.

Лечение. В острой
стадии заболевания терапию начинают с
ревизии лунки. После проводникового и
инфильтрационного обезболивания удаляют
из лунки разложившийся сгусток крови,
патологическую ткань и имеющиеся в ней
инородные тела. За­тем ее обрабатывают
из шприца слабым раствором антисептика
или биологически активным препаратом:
стафилококковым и стрептококковым
бактериофагом, протеолитическими
фермента­ми, лизоцимом. После этого
рану закрывают антибактериальной
повязкой.

Стиханию
воспалительных явлений и уменьшению
боли спо­собствует рассечение
инфильтрированного участка надкостницы
и слизистой оболочки.

Разрез
длиной 1,5-2 см делают по пере­ходной
складке и с внутренней стороны
альвеолярного отростка, на уровне лунки
зуба, до кости. Назначают внутрь
антибиотики, сульфаниламидные и
антигистаминные препараты, анальгетики,
аскорбиновую кислоту; проводят
новокаиновые блокады, физио­терапию.
Для повышения иммунологической
реактивности целесообразно подкожно
ввести 0,5 мл стафилококкового ана­токсина.
Вторую инъекцию анатоксина в той же
дозе делают спустя 7-10 дней.

После
прекращения острых воспалительных
явлений назна­чают поливитамины и
стимуляторы неспецифической резистент­ности
организма: метилурацил 0,5 г или пентоксил
0,2 г 3- 4 раза в день, нуклеинат натрия 0,2
г 3 раза в день. Одновре­менно проводят
ультразвуковую или лазерную терапию
очага воспаления.

Через
20-25 дней от начала острого воспалительного
про­цесса из лунки удаляют хирургической
ложечкой образовавшую­ся патологическую
грануляционную ткань и мелкие секвестры,
тщательно выскабливают дно и стенки
лунки. Рану обрабатыва­ют антисептическим
раствором, высушивают и рыхло тампони­руют
полоской марли, протитанной йодоформной
жидкостью. Перевязки (обработка лунки
антисептическим раствором и смена в
ней йодоформной марли) проводят через
2-3 дня до образо­вания на стенках и
дне лунки молодой грануляционной ткани.

Хронический остеомиелит после неосложненной экстракции зубов

РЕФЕРАТ

Стоматолог общей практики обычно является первым практикующим врачом, который оценивает заболевание полости рта, начинает лечение и устраняет осложнения. Хотя редко, разрушительные последствия стоматологической хирургии могут включать стенокардию Людвига, медиастинит, кровоизлияние, некротизирующий фасциит, синдром Лемьера и остеомиелит. Остеомиелит — хорошо известное, но редкое осложнение удаления зубов, которое может имитировать множественные доброкачественные и злокачественные процессы. В этом клиническом случае мы рассматриваем диагностику и лечение прогрессирующего послеоперационного остеомиелита нижней челюсти, развившегося после удаления третьего моляра нижней челюсти.

 

 

Введение

Стоматологи знакомы с несколькими редкими осложнениями хирургии третьего моляра, включая стенокардию Людвига, медиастинит, кровоизлияние, некротизирующий фасциит и синдром Лемьера. 1-4 В этом клиническом случае мы рассматриваем диагностику и лечение прогрессирующего остеомиелита нижней челюсти, развившегося после удаления третьего моляра нижней челюсти, и фокусируемся на его неспецифической симптоматике.

История болезни

Зуб 48 здоровой 29-летней женщины был удален стоматологом общей практики после лечения перикоронита. Неделю спустя в месте хирургического вмешательства произошло внезапное обильное кровотечение, которое было быстро остановлено с помощью прямого давления. С этого момента больной стал жаловаться на разлитую боль и небольшую припухлость по ходу правого заднего отдела нижней челюсти. Хотя опухоль была прерывистой, боль была постоянной, но адекватно контролировалась пероральным приемом кеторолака. Пациент описал боль как острую и распространяющуюся от ипсилатерального уха к подбородку и книзу к нижнему краю нижней челюсти. Стоматолог поставил первоначальный диагноз миофасциальной боли и капсулита правого височно-нижнечелюстного сустава (ВНЧС).

Приблизительно через 3 месяца после удаления пациент был направлен к оральному и челюстно-лицевому хирургу с сохраняющейся болью и отеком. На основании анамнеза, рентгенологического и клинического обследования, выявившего остеолитическое поражение нижней челюсти с припухлостью в щечном преддверии, прилегающем к месту 48 зуба, а также в правой поднижнечелюстной области, диагноз изменен на хронический гнойный остеомиелит. Больному был назначен 1-месячный курс перорального приема пенициллина и метронидазола. Хотя боль значительно уменьшилась, припухлость и болезненность в правом поднижнечелюстном и подмассетеральном отделах все еще сохранялись. Больному был назначен дополнительный 1-месячный курс перорального приема клиндамицина.

Через шесть месяцев после первоначальной процедуры пациент был направлен на дальнейшую расширенную визуализацию для оценки плотного медуллярного рисунка кости в правой нижней челюсти, визуализируемого на ортопантомограмме ( рис. 1 ). Компьютерная томография (КТ) и ядерное сканирование пациента действительно указывали на диффузный остеомиелит, затрагивающий правую часть нижней челюсти (, рис. 2, ). Рентгенологически секвестров не было видно. В это время максимальное межрезцовое отверстие пациента было уменьшено до 20 мм. Все анализы крови были ничем не примечательны, включая дифференциальный подсчет лейкоцитов.

 

Рис. 1: Ортопантомограмма остеомиелитического процесса, связанного с телом правой нижней челюсти, ветвью и мыщелком.

 

Рис. 2: Компьютерная томография в коронарной проекции ( a ), сканирование кости с технецием 99 ( b ) и трехмерная реконструкция ( c ), иллюстрирующая остеомиелит правой нижней челюсти.

 

Моксифлоксацин был добавлен к схеме антибиотикотерапии из-за отсутствия разрешения этого хронического гнойного остеомиелита, и были проведены 20 сеансов гипербарической оксигенации (ГБО). Последняя началась через 11 месяцев после удаления 48 зуба 9.0003

После ГБО было достигнуто лишь временное улучшение, и в последующие месяцы пациент продолжал страдать от преходящего дискомфорта, тризма и отека, связанных с правой нижнечелюстной областью. По мере прогрессирования симптомов пациент несколько раз госпитализировался для внутривенного введения антибиотиков и локальной хирургической обработки под общей анестезией. К сожалению, ее клиническое состояние продолжало ухудшаться, и через 18 месяцев после удаления она была повторно госпитализирована с лихорадкой, сильными болями и сопутствующими инфекциями правого жевательного и буккального пространства. Повторная визуализация показала, что остеомиелитический процесс охватил большую часть ветви и тело нижней челюсти мезиально от зуба 46.

После детального обсуждения с пациенткой было принято решение о проведении резекции пораженного участка нижней челюсти. Хирургическая процедура заключалась в резекции склерозированной кости, включая мыщелок, ветвь и часть тела правой нижней челюсти. Зубы 45, 46 и 47 были включены в резекцию, которая продолжалась до тех пор, пока не был идентифицирован кровоточащий костный мозг, представляющий здоровую кость. Промежуточная реконструкция состояла из несущей пластины реконструкции, к которой был прикреплен протез мыщелковой головки (9).0025 Рис. 3 ). Пациент чувствовал себя очень хорошо после операции, продемонстрировав немедленное улучшение всех симптомов, связанных с инфекцией (, рис. 4, ). После резекции она продолжала принимать антибиотики еще 3 месяца, и к этому времени все симптомы остеомиелита исчезли.

 

Рис. 3: Ортопантомограмма резецированной правой нижней челюсти, несущей пластины для реконструкции и протеза головки мыщелка.

 

Рисунок 4: Послеоперационные фотографии, демонстрирующие адекватный эстетический результат во фронтальной ( a ) и профильной ( b ) проекциях. Проекция глаза червя ( c ) иллюстрирует выступающий угол нижней челюсти, связанный с промежуточной реконструкцией с несущей пластиной.

 

Через полтора года после резекции нижней челюсти дефект правой нижней челюсти реконструирован с использованием аллогенной деминерализованной и лиофилизированной нижней челюсти в качестве носителя аутокости, полученной из заднего гребня подвздошной кости ( Рис. 5 ). Аллогенная нижняя челюсть была полой и заполнена аутогенной костной тканью. Через шесть месяцев после реконструкции костный трансплантат демонстрировал клинические и рентгенологические признаки консолидации, и у пациента не было никаких признаков или симптомов остеомиелита (, рис.  6, ). Окончательная окклюзия была приемлемой, и в ближайшем будущем планируется восстановление отсутствующего зубного ряда пациента с помощью имплантатов (, рис. 7 ).

 

Рисунок 5: Окончательная реконструкция нижней челюсти с использованием аллогенной деминерализованной и лиофилизированной трупной нижнечелюстной кроватки ( a ) и аутогенного губчатого костного трансплантата из частиц ( b ).

 

Рис. 6: Ортопантомограмма реконструированной нижней челюсти с трупным нижнечелюстным ложем и трансплантатом из аутогенных частиц губчатой ​​кости.

 

Рисунок 7: Дооперационная аномалия прикуса I класса и соотношение срединной линии были восстановлены ( и ). Задняя часть правой нижней челюсти включала достаточное количество кости и мягких тканей для будущей имплантационной реабилитации ( b ).

 

Обсуждение

Стоматолог общей практики обычно первым оценивает заболевание полости рта, особенно когда оно касается области опорно-двигательного аппарата. Остеомиелит — относительно редкое осложнение удаления зубов, которое может имитировать множественные доброкачественные и злокачественные процессы. Для успешной сортировки и лечения таких пациентов стоматолог должен иметь представление о признаках и симптомах, связанных с остеомиелитом.

Остеомиелит — инфекционное воспалительное заболевание костей, вызываемое бактериальной колонизацией костного мозга. Патофизиология включает накопление воспалительного экссудата в костно-мозговой полости и под надкостницей, вызывая компрессию центрального (синусоидального) и периферического кровоснабжения кости. В конечном итоге нарушается костное кровоснабжение, что снижает поступление питательных веществ и кислорода. Ремоделирование кости, необходимое для регенерации, также нарушается. Некротическая ткань способствует размножению бактерий, что без соответствующего вмешательства приведет к неполному заживлению и прогрессированию остеомиелита.

Остеомиелит протекает в 2 фазы: ранняя или острая фаза, которая обычно является нагноительной, и более поздняя хроническая фаза, которая может быть или не быть нагноительной. Считается, что хроническое заболевание длится более 1 месяца и может свидетельствовать либо об отсутствии ответа на первоначальную терапию, либо о подавлении защитных сил организма.

Остеомиелит длинных костей был связан с ятрогенным введением Staphylococcus aureus и S. epidermis во время операции или травмы. Гематогенное распространение бактерий в кости также хорошо задокументировано. 5 И наоборот, остеомиелит в области десны обычно полимикробный. Изобилие микробной флоры полости рта и неотъемлемая возможность нарушения слизистого барьера создают благоприятную среду для проникновения патогенов, таких как стрептококки и другие условно-патогенные микроорганизмы, в кость. По мере того, как инфекционный процесс созревает и изолируется от защитных механизмов организма хозяина, Actinomyces и Eikenella становятся более распространенными при рефрактерных формах остеомиелита челюстей. 6 Эти микроорганизмы могут доминировать после того, как неоптимальная терапия не смогла уничтожить потенциальных патогенов во время первоначальных попыток.

ГБО использовалась в качестве дополнения в начале лечения этого пациента. Целью ГБО является улучшение напряжения кислорода в гипоксических ранах, что, в свою очередь, усиливает пролиферацию сосудов и активность фибробластов и стимулирует активность остеокластов. 7,8 Кроме того, способность лейкоцитов убивать бактерии повышается при более высоком напряжении кислорода в тканях. 9 В целом преимущества ГБО подтверждают ее использование в качестве дополнения к хирургической и противомикробной терапии при лечении рефрактерного, хронического склерозирующего и хронического гнойного остеомиелита. 10

Описанный случай демонстрирует типичные черты хронического гнойного остеомиелита. При лечении этого пациента антибиотики и нехирургические меры применялись безуспешно. Антибиотики широкого спектра действия были введены для борьбы с Actinomyces и Eikenella . Дополнительная ГБО обеспечила временное облегчение боли. Первоначальное хирургическое лечение состояло из секвестрэктомии и декортикации в сочетании с внутривенной антимикробной терапией с ограниченным успехом. Эта процедура согласуется с протоколами, опубликованными другими. 10–12 При неэффективности менее инвазивных процедур частичная резекция с поэтапной реконструкцией оказалась успешной при лечении рефрактерного остеомиелита, 13 , как показано в данном случае.

АВТОРЫ

 

Доктор Хамбер является клиническим преподавателем Стоматологического колледжа Университета Саскачевана и ведет частную практику в Саскатуне, Саскачеван. На момент написания статьи доктор Хамбер был резидентом отделения челюстно-лицевой хирургии и анестезии в Университете Торонто.

Доктор Альбилия занимается частной практикой в ​​Монреале, Квебек. На момент написания статьи он был резидентом отделения челюстно-лицевой хирургии и анестезии в Университете Торонто.

Доктор Риттенберг лечит челюстно-лицевого хирурга в больнице Mount Sinai, Торонто, Онтарио.

Адрес для корреспонденции: доктор Крейг К. Хамбер, 601-201 Си-Эн Тауэрс, Саскатун, Южная Каролина, S7K 1J5. Электронная почта: [email protected]

Авторы не имеют заявленных финансовых интересов.

Эта статья прошла рецензирование.

Ссылки

  1. Sandor GK, Low DE, Judd PL, Davidson RJ. Возможности антимикробной терапии при лечении одонтогенных инфекций. J Can Dent Assoc. 1998;64(7):508-14 .
  2. Могхадам Х.Г., Каминити М.Ф. Опасное для жизни кровотечение после удаления третьих моляров: история болезни и протокол лечения. J Can Dent Assoc. 2002;68(11):670-4 .
  3. Фентон К.Ф., Кертес Т., Бейкер Г., Шандор Г.К. Некротизирующий фасциит лица: редкое, но опасное осложнение стоматологической инфекции. J Can Dent Assoc. 2004;70(9):611-5 .
  4. Albilia JB, Humber CC, Clokie CM, Sándor GK. Синдром Лемьера одонтогенного происхождения: обзор для стоматологов. J Can Dent Assoc. 2010;76:a47 .
  5. Mader JT, Shirtliff ME, Bergquist SC, Calhoun J. Противомикробное лечение хронического остеомиелита. Clin Orthop Relat Relat Res. 1999;(360):47-65 .
  6. Маркс Р.Е., Карлсон Э.Р., Смит Б.Р., Торая Н. Выделение видов Actinomyces и Eikenella corrodens от пациентов с хроническим диффузным склерозирующим остеомиелитом. J Оральный челюстно-лицевой хирург. 1994;52(1):26-33; обсуждение 33-4 .
  7. Triplett RG, Branham GB, Gillmore JD, Lorber M. Экспериментальный нижнечелюстной остеомиелит: терапевтические испытания гипербарическим кислородом. J Оральный челюстно-лицевой хирург. 1982;40(10):640-6 .
  8. Гилл А.Л., Белл КН. Гипербарический кислород: его использование, механизмы действия и результаты. QJM. 2004;97(7):385-95 .
  9. Хон округ Колумбия. Кислородный и лейкоцитарный микробный киллинг. В: Дэвис Дж. К., Хант, Т. К., редакторы. Гипербарическая оксигенация . Бетесда, Мэриленд: Undersea Medical Society Inc.; 1977. с. 101-10.
  10. ван Меркестейн Дж. П., Гроот Р. Х., ван ден Аккер Х. П., Баккер Д. Д., Боргмейер-Хоелен А. М. Лечение хронического гнойного остеомиелита нижней челюсти. Int J Oral Maxillofac Surg. 1997;26(6):450-4 .
  11. Ким С.Г., Джанг Х.С. Лечение хронического остеомиелита в Корее. Oral Surg Oral Med Oral Pathol Oral Radiol Endod. 2001;92(4):394-8 .
  12. Koorbusch GF, Fotos P, Goll KT. Ретроспективная оценка остеомиелита. Этиология, демография, факторы риска и лечение в 35 случаях. Oral Surg Oral Med Oral Pathol. 1992;74(2):149-54 .
  13. Suei Y, Tanimoto K, Miyauchi M, Ishikawa T. Частичная резекция нижней челюсти для лечения диффузного склерозирующего остеомиелита: отчет о четырех случаях. J Оральный челюстно-лицевой хирург. 1997;55(4):410-4; обсуждение 414-5 .

Хронический остеомиелит как необычное осложнение хирургии третьего моляра персистирующее последствие острого остеомиелита, или он может представлять собой длительную воспалительную инфекцию низкой степени тяжести без клинически очевидной острой фазы. 2 Цюрихская классификация остеомиелита делит заболевание на три различных типа. Острый и вторичный хронический остеомиелит представляют собой по существу одно и то же заболевание, условно разделенное на один месяц от начала симптомов.3 Они состоят из нагноения, свищей и образования секвестров и представляют собой истинную бактериальную инфекцию. Они аналогичны хроническому гнойному остеомиелиту, согласно Marx4 и Topazian.5 Первичный хронический остеомиелит — редкое заболевание челюсти, проявляющееся негнойным хроническим воспалением неизвестной причины. Он может проявляться как раннее или взрослое начало и характеризоваться отсутствием образования гноя, образованием свищей или секвестров.

3 Преимущественно нижнечелюстные случаи остеомиелита можно далее подразделить на случаи, сопровождающиеся экстрагнатными кожно-скелетными признаками синовита, акне, пустулеза, гиперостоза и остита. (синдром SAPHO) или случаи с периодическими обострениями и ремиссиями в течение нескольких лет в виде хронического рецидивирующего многоочагового остеомиелита (CRMO). Было показано, что хронический диффузный склерозирующий остеомиелит вызывается видами Actinomyces и Eikenella corrodens, вызывающими склероз. Хотя это заболевание сегодня встречается реже из-за широкого использования антибиотиков, оно по-прежнему имеет трудноизлечимое течение и продолжает оставаться относительно частым последствием. после операции на третьем моляре.7,8 Мы описываем пять случаев вторичного хронического остеомиелита после операции на третьем моляре, два из которых привели к патологическим переломам челюсти.

СЛУЧАЙ 1
В остальном здоровая 21-летняя женщина поступила для удаления одного прорезавшегося и трех ретинированных третьих моляров. Она страдала контролируемой астмой, принимая Advair, Ventolin и Flovent. У нее была множественная пищевая и лекарственная аллергия, включая арахис, горох, чечевицу, амоксил, эритромицин, септру и кефлекс. В январе 2007 года ей без осложнений удалили четыре третьих моляра под общей анестезией. Недельное наблюдение было ничем не примечательным. Через семь недель после операции у нее появились отек и боль в прежней области № 48. Поднадкостничный абсцесс был дренирован, наложена медикаментозная повязка, и ей был назначен пероральный клиндамицин 300 мг четыре раза в день. Лекарственная повязка была удалена через два дня, и она наблюдалась еженедельно в течение трех недель, показывая улучшение заживления и хорошую гигиену полости рта. Однако на четвертой неделе (через три месяца после удаления) у нее появились повторяющиеся симптомы в виде нарастающего отека, боли и, кроме того, трудности с открытием челюсти. Рентгенограмма Panorex показала увеличенные участки рентгенопрозрачности в правом углу нижней челюсти с диффузной эрозией в основании лунки (рис. 1). Комплексная КТ нижней челюсти (рис. 2–4) с многоплоскостной реконструкцией (МПР) без контраста (рис. 5) показала кортикальные просветления в латеральном кортикальном крае с перекрывающим новообразованием надкостницы вдоль латеральной стороны правой угол нижней челюсти. Были взяты мазки для окрашивания по Граму, посева и определения чувствительности к аэробным и анаэробным микроорганизмам, которые показали 4+ рост смешанной популяции, включая смешанные анаэробы, без преобладающего организма. Биопсия послеоперационных твердых и мягких тканей, а также секвестр и воспалительная ткань из лунки были отправлены на исследование. Они показали грануляционную ткань с выраженным острым воспалением и гиперпластический плоский эпителий с фоновым воспалением и фиброзом. Сканирование костей всего тела показало очень интенсивное поглощение в области угла правой нижней челюсти. Сканирование с галлием головы и шеи показало очаг поглощения галлия в области прямого угла. ОАК показал количество лейкоцитов 11,3. Эти результаты соответствовали диагнозу остеомиелита.

Она начала внутривенное введение клиндамицина 600 мг каждые 8 ​​часов, флагила 500 мг каждые 8 ​​часов и гентамицина 300 мг каждые 24 часа. Она не могла терпеть левакин, и его прием был прекращен. Лекарственную повязку сменили. Была введена линия PICC (центральный катетер с периферическим введением). Затем ее доставили в операционную для интраоральной секвестрэктомии и повторной биопсии твердых и мягких тканей. В лунку помещали цементный конус, пропитанный гентамицином. Результаты не показали признаков актиномицетов или кислотоустойчивых бацилл. Сначала у нее было некоторое улучшение, но через неделю она поступила в отделение неотложной помощи с выраженным отеком правой поднижнечелюстной области, болью и тризмом. Количество лейкоцитов у нее было 14,0. Компьютерная томография показала повышенную крапчатость и разрушение костей. Ее вернули в операционную и перенесли внеротовой разрез и дренирование правого поднижнечелюстного абсцесса, удаление пропитанного антибиотиком цементного конуса, секвестрэктомию и блюдцеобразную резекцию по поводу остеомиелита. Ванкомицин 1 г Q12H был заменен на Flagyl. В культурах выращивали промежуточный стрептококк, устойчивый к клиндамицину. Наконец, она начала демонстрировать значительное улучшение с уменьшением боли и увеличением открывания челюстей. Смена упаковки каждые три дня продолжалась в течение следующих двух месяцев. Внутривенное введение антибиотиков продолжалось не менее семи недель, после чего линия PICC была удалена. Последующее сканирование костей черепа и шеи показало постоянный, но уменьшенный очаг активности индикаторов, что указывает на положительный ответ на лечение. В конце концов ее выписали из-под опеки через шесть месяцев после операции на третьем моляре.

СЛУЧАЙ 2
Здоровый 25-летний мужчина обратился за удалением четырех ретенированных третьих моляров после приступа перикоронита с вовлечением зуба № 48. В январе 2007 года ему без осложнений удалили четыре третьих моляра под общей анестезией. Последующий недельный визит ничем не примечательный. В апреле 2007 г. , через 14 недель после операции, у него появились отек лица слева и боль в челюсти. Внутриротовое исследование участка № 38 показало наличие значительного количества грануляционной ткани, которая была выскоблена, а область заполнена лекарственной повязкой. Начали пероральный пенициллин и флагил. Через два дня повязку сменили, но больной жаловался на усиление болей и тризм. Рентгенограмма Panorex показала отсутствие костного наполнения и контур незаживающей лунки (рис. 6). КТ нижней челюсти не показывает литических поражений. Многоплоскостная реконструкция выявила локальную костную деструкцию в месте экстракции № 38 (рис. 7). Сканирование костей всего тела показало небольшое повышенное поглощение в участке № 38, что свидетельствует об остеомиелите. Он был госпитализирован для внутривенного введения пенициллина и флагила, но без каких-либо улучшений через четыре дня его доставили в операционную. Ему была проведена открытая санация, окраска по Граму, посев и определение чувствительности, биопсия твердых и мягких тканей, секвестрэктомия и блюдцеобразная резекция по поводу остеомиелита. Количество лейкоцитов было 9.3. Была введена линия PICC, и ему были назначены клиндамицин и цефтриаксон. Отчеты о хирургической патологии показали смешанное воспаление и фиброз, соответствующие остеомиелиту. В течение следующих восьми недель ему каждые три дня меняли повязки с лекарственными препаратами, после чего его состояние начало улучшаться. Последующая рентгенограмма Panorex через десять месяцев после операции показала отличное заживление кости лунки.

СЛУЧАЙ 3
37-летний мужчина обратился в июле 2007 г. с перикоронитом, связанным с частично ретенированным зубом № 38, ограниченным раскрытием челюсти и онемением левого подбородка. У него была аллергия на пенициллин и сыр. Он принимал несколько лекарств, включая ативан, гемфиброзил, тразодон, париет, перкоцет, рамиприл, котазим, оксиконтин и цитомель. Он имел долгую историю повторных госпитализаций по поводу вызванного алкоголем панкреатита. Он продолжал много курить и пить. В прошлом у него была операция по поводу грыжи. Ему был назначен пероральный клиндамицин, и ему сделали разрез и дренирование в области нижнего левого третьего моляра. На его рентгенограмме Panorex не было обнаружено никаких
значительные костные изменения вокруг частично пораженного №38. После постепенного улучшения состояния тризма в сентябре 2007 г. под местной анестезией был удален № 38. Во время экстракции из полости костномозгового канала вокруг лунки вытекло большое количество слизисто-гнойного содержимого. Он был госпитализирован для внутривенного введения высоких доз антибиотиков и окрашивания по Граму, посева и определения чувствительности. Делали КТ и сканирование костей. КТ не подтвердила наличие остеомиелита, хотя нельзя было исключить ранний остеомиелит. Тем не менее, сканирование кости показало очаг интенсивного поглощения в левом мыщелке нижней челюсти и поглощение низкой степени во всей ветви и теле нижней челюсти, простирающееся до средней линии. Эти результаты соответствовали диагнозу остеомиелита. Была введена линия PICC, и ему были назначены клиндамицин и цефуроксим. В течение следующих восьми недель ему несколько раз меняли медикаментозную повязку на лунке третьего моляра. Из-за возможной грануляции лунки он зажил и впоследствии был потерян для последующего наблюдения.

СЛУЧАЙ 4
55-летняя женщина обратилась в мае 2009 г. с перикоронитом, связанным с частично ретенированным зубом № 38. Ее прошлая медицинская история показала биполярное аффективное расстройство и астму. У нее была аллергия на кодеин и перкоцет, и ее лекарства включали литий, ципролекс, эффексор, веллбутрин, синтроид, элтроксин, адваир и вентолин. Ее прошлые операции включали двусторонний тоннель плодолистика, три кесарева сечения и перевязку маточных труб. В июне 2009 года ей сделали хирургическое удаление № 38 под седацией. Было засвидетельствовано повреждение левого нижнечелюстного нерва. При последующем наблюдении в течение одной недели она жаловалась на постоянную сильную боль после операции, а лунка была забита лечебной повязкой. Неделю спустя она снова обратилась с болезненной припухлостью левого лица, и лунка была исследована без образования гноя. Десять дней спустя у нее сохранялась болезненная опухоль левого лица, которая затвердела. Затем она была госпитализирована для внутривенного введения клиндамицина и флагила, а также внеротового разреза и дренирования возможного буккального абсцесса под общей анестезией. Это было продуктивно при небольшом количестве гноя. Мазок отправили на окрашивание по Граму, посев и определение чувствительности. Послеоперационная компьютерная томография не выявила каких-либо костно-эрозивных изменений или новообразований периостальной кости. В культуре вырос альфа-гемолитический стрептококк. Она начала демонстрировать заметное улучшение с уменьшением отека и боли. Она была выписана на клиндамицине и авелоксе.

Неделю спустя во время жевания леденцов в ресторане она почувствовала явный хруст в челюсти, сопровождавшийся острой болью в левой нижней челюсти. При осмотре выявлено выделение слизисто-гнойного содержимого из экстракционной лунки № 38. Рентгенограмма Panorex показала перелом без смещения через экстракционную лунку № 38. Компьютерная томография подтвердила патологический перелом без смещения через угол левой нижней челюсти и старую экстракционную лунку № 38. Ее доставили в операционную и провели закрытую репозицию перелома нижней челюсти с челюстно-нижнечелюстной фиксацией (рис. 8). Одновременно выполняли санацию и секвестрэктомию лунки №38 по поводу остеомиелита. Окраска по Граму показала грамположительные кокки. Была введена линия PICC, и она начала принимать клиндамицин и цефтриаксон в течение не менее шести недель. Постепенно происходила здоровая грануляция лунки. Шесть недель спустя челюстно-нижнечелюстную фиксацию сняли и наложили эластичную тягу. Каждые две недели пациенту проводили рентгенограммы Panorex. Последующая КТ (рис. 9)), многоплоскостная реконструкция (рис. 10), сканирование кости и галлия показало несращение перелома с интенсивным втягиванием в области левого угла нижней челюсти с небольшим количеством новообразования периостальной кости, предполагая остаточную инфекцию и остеомиелит . Тем не менее, клиническое заживление оставалось очевидным, и через четыре месяца после перелома нижнечелюстные сегменты были стабильными. Через шесть месяцев после перелома и через семь месяцев после удаления внутриротовое заживление было завершено, парестезии исчезли, нижняя челюсть клинически стабильна. Ее выписали из-под дальнейшего наблюдения.

СЛУЧАЙ 5
42-летняя женщина поступила для удаления двух прорезавшихся и одного частично прорезавшегося и инфицированного третьего моляра. Ее прошлый медицинский анамнез был положительным в отношении депрессии и беспокойства, и она выздоровела от алкоголизма в течение трех лет. Она курила и у нее была аллергия на пенициллин. В сентябре 2008 года ей без осложнений удалили три третьих моляра. Через четыре дня после операции пациент пожаловался на усиление боли в области нижних третьих моляров, которые затем были промыты и заполнены лечебной повязкой. Также она жаловалась на парестезию левого подбородочного нерва. Повязку сняли через два дня без признаков инфекции. Через четыре дня после удаления тампона пациент вернулся с усиливающейся болью в лунке экстракции № 38. При осмотре признаков инфекции, гнойных выделений, тризма не выявлено. Ее снова лечили от альвеолярного остита лекарственной повязкой, которую сняли через четыре дня. Пятнадцать дней спустя она поступила с ограниченным открытием челюсти на 35 мм с сильной болезненностью левой жевательной мышцы. Она лечилась от миофасциальной боли лоразепамом на ночь, но вернулась через три дня с усилением боли, и были назначены торадол, флексерил и элавил. Ее симптомы исчезли через три дня, и она почувствовала значительное улучшение. Через двое суток больная обратилась с жалобами на припухлость с гнойным отделяемым в месте экстракции №38. Был выполнен разрез и дренаж, и был назначен клиндамицин 300 мг четыре раза в день в течение одной недели. У нее было кратковременное улучшение через три дня, но впоследствии отек увеличился и вовлекло левое поднижнечелюстное пространство. Это сопровождалось выраженной болью и тризмом, а также повышением количества лейкоцитов до 12. Компьютерная томография показала скопление жидкости в заднем углу левой нижней челюсти с пятнистостью и деструкцией кости. Ее доставили в операционную для внутриротового и внеротового разрезов и дренирования. Были взяты мазки для окрашивания по Граму, посева и определения чувствительности к аэробным и анаэробным микроорганизмам. Они показали 3+ рост смешанной популяции, включающей смешанные анаэробы, без преобладающих организмов. Инцизионная биопсия мягких и твердых тканей показала грануляционную ткань с выраженным воспалением и фиброзом, что согласуется с диагнозом остеомиелита.

Она начала лечение ципрофлоксацином 400 мг каждые 12 часов перорально и клиндамицином 800 мг каждые 8 ​​часов внутривенно в соответствии с рекомендациями консультации инфекциониста. Перед выпиской из больницы была введена линия PICC. Из-за вспышки Clostridium difficile в сообществе пациентка очень беспокоилась о своем положении и попросила другой антибиотик. После консультации с отделением интенсивной терапии было решено провести пациенту процедуру десенсибилизации к пенициллину в отделении интенсивной терапии. В этой процедуре она подвергалась воздействию антигена (пенициллина) до тех пор, пока не была достигнута рекомендуемая доза, при этом она находилась под пристальным наблюдением в отделении интенсивной терапии. Она переносила пенициллин в течение 24 часов после того, как была достигнута доза. Затем она была выписана на фоне приема пенициллина G 24 миллиона единиц в течение 24 часов, флагила 500 мг трижды в день перорально, гидроморфона для обезболивания и ативана на ночь в качестве миорелаксанта. Послеоперационный панорекс показал патологический перелом левого нижнечелюстного угла без смещения, что было подтверждено КТ. Ее окклюзия оставалась стабильной, и ее лечили мягкой диетой. Состояние пациентки начало медленно улучшаться, поскольку внутривенные антибиотики продолжались в течение семи месяцев. Компьютерная томография подтвердила хорошее заживление костей в месте перелома, а сканирование костей не показало активности индикатора, что свидетельствует о положительном ответе на лечение. В этот момент она была переведена на клавулин 875 мг два раза в день перорально в течение трех месяцев по рекомендации инфекционной службы. Она была выписана из-под опеки через 18 месяцев после операции на третьем моляре.

ОБСУЖДЕНИЕ
Патогенез хронического остеомиелита челюсти oc
протекает путем бактериальной инвазии в костномозговое пространство, что в конечном итоге приводит к сосудистым нарушениям костных тканей. Недавние микробиологические исследования остеомиелита нижней челюсти выявили микроорганизмы, сходные с одонтогенными инфекциями, и включают зеленящие стрептококки, анаэробные кокки, такие как Peptostreptococcus spp, и анаэробные грамотрицательные палочки, такие как Prevotella и Fusobacterium. 1 Когда защитные силы организма интактны, остеомиелит возникает редко. Сопутствующие заболевания, такие как алкоголизм, курение, злоупотребление психоактивными веществами, недоедание, ВИЧ, диабет, лейкемия, серповидно-клеточная анемия и иммуносупрессия в результате химиотерапии рака, являются предрасполагающими факторами для остеомиелита.

Рентгенографическая визуализация костей с использованием обычных обычных рентгенограмм или рентгенограмм Panorex требует потери минеральной плотности костной ткани не менее чем на 30-50% до выявления заболевания, и, следовательно, может казаться нормальным в течение трех дней или трех недель после появления симптомов .10 Рентгенологические данные показывают деструкцию кости и повышенную рентгенопрозрачность с появлением моли. КТ показывает надвигающуюся перфорацию кортикального слоя (истончение кортикального слоя кости), секвестры, новообразования периостальной кости, прерывание кортикального слоя и обертку (образование новообразований периостальной кости, окружающее секвестр).8-процентная чувствительность и может выявить изменения уже через три дня после начала инфекции.12 Более новые методы, такие как МРТ и ПЭТ/КТ, показывают многообещающие результаты в диагностике остеомиелита, особенно в сочетании с другими традиционными методами визуализации.

Ранняя диагностика остеомиелита челюсти зависит от высокого индекса клинической подозрительности, а также от тщательного обследования и соответствующей визуализации. Раннее лечение снижает заболеваемость и количество необходимых хирургических вмешательств. Эмпирические антибиотики выбора включают клиндамицин, пенициллин/метронидазол и фторхинолоны, и их следует назначать агрессивно в течение как минимум шести недель. Госпитализация может потребоваться для внутривенного введения антибиотиков, после чего может быть проведено домашнее внутривенное лечение с помощью периферически вставленного центрального катетера, а затем последующая пероральная терапия в течение еще нескольких месяцев. Всегда благоразумно привлекать специалиста по инфекционным заболеваниям для координации фармакологических препаратов в более сложных случаях. Хирургическое лечение также должно быть ранним и агрессивным и включать хирургическую обработку путем удаления инфицированных и нежизнеспособных зубов, пораженных мягких тканей, а также некротической и хронически инфицированной кости. Для контроля над инфекцией может потребоваться несколько процедур в течение нескольких дней или недель, и они включают секвестрэктомию, блюдцеобразную пластику, декортикацию в рефрактерных случаях, резистентных к консервативной хирургической терапии, и, в конечном итоге, резекцию с реконструкцией в персистирующих случаях. при остеомиелите может помочь гипербарическая оксигенация в качестве дополнительного средства для улучшения напряжения кислорода в ране и повышения защитных сил организма. Он имеет наибольшее преимущество при строго анаэробных инфекциях, но на сегодняшний день нет крупномасштабных проспективных исследований на людях, подтверждающих его использование при раннем или остром остеомиелите.12,

Сообщалось о риске патологических переломов нижней челюсти при наличии длительного остеомиелита после удаления зуба мудрости.13-16 Стандартным лечением было закрытое вправление дуговыми дугами и челюстно-нижнечелюстной фиксацией.14,16 Открытое вправление с ригидной внутренней фиксация не считалась методом выбора, чтобы избежать дальнейшей сосудистой дисфункции из-за периостального отражения. Однако другие авторы выступают за жесткую внутреннюю фиксацию прочными пластинами, такими как реконструктивные пластины, для обеспечения иммобилизации инфицированного участка перелома. Это оказалось безопасной, предсказуемой процедурой с хорошим результатом. 17 Случай 4 представляет собой пример патологического перелома, возникшего в результате остеомиелита после удаления третьего моляра, и лечился закрытой репозицией дуговыми балками, челюстно-нижнечелюстной фиксацией и антимикробной терапией. терапия. В случае 5 боль, которую испытала пациентка, была настолько мучительной, что она отказалась от периода иммобилизации, прекрасно осознавая риск осложнений, которые это могло вызвать. Перелом полностью зажил при консервативном лечении, включающем мягкую диету, тщательное регулярное наблюдение и длительный прием антибиотиков.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Все случаи, описанные в этой статье, представляли собой проблему для клинициста в лечении хронического остеомиелита нижней челюсти после операции на третьем моляре. Во всех случаях требовалось агрессивное внутривенное введение антибиотиков через периферически введенный центральный катетер и немедленная хирургическая обработка раны. Патологические переломы лечили консервативно. Ни в одном из случаев в нашей серии резекция челюсти не потребовалась. Исход этих случаев подчеркивает тот факт, что, несмотря на достижения современной медицины, трудности в лечении этого заболевания все еще встречаются, и требуются дальнейшие исследования. OH


Кэти Гилбертсон — стоматолог-гигиенист кафедры детской стоматологии Школы стоматологии Мичиганского университета, штат Мичиган. С ней можно связаться по адресу [email protected]

Доктор Дейзи Чемали — стоматолог и челюстно-лицевой хирург, занимающийся частной практикой в ​​Торонто, Онтарио, а также работающий в штате регионального медицинского центра Питерборо и районной больницы Солт. С ней можно связаться по адресу [email protected]

Доктор Гордон Б. Вонг — челюстно-лицевой хирург, занимающийся частной практикой в ​​Sault Ste. Мари, штат Онтарио, и действующий персонал больницы Sault Area. С ним можно связаться по адресу [email protected]

Oral Health приветствует эту оригинальную статью.

ССЫЛКИ
1. Kuriyama T, Lewis MAO, Williams DW. Инфекции ротовой и челюстно-лицевой области. В: Андерссон Л., Канберг К.Е., Погрел М.А. ред. Челюстно-лицевая хирургия. Wiley-Blackwell, 2010, с. 519.

2. Регези Дж.А., Скиубба Дж.Дж., Джордан Р.К.К. Воспалительные поражения челюсти. В: Клинико-патологические корреляции патологии полости рта, 4-е изд., Сондерс, Сент-Луис, Миссури, 2003 г., стр. 314.

3. Baltensperger MM, Eyrich GKH. Остеомиелит челюстей: определение и классификация. В Baltensperger MM, Eyrich GKH. ред. Остеомиелит челюстей. Берлин: Springer, 2009, стр. 11.

4. Маркс РЭ. Хронический остеомиелит челюстей. Oral Maxillofac Surg Clin North Am 1991; 3(2):367-381.

5. Топаз RG. Остеомиелит челюстей. В: Топазян Р.Г., Голдберг М.Х., Хапп Дж.Р. ред. Оральные и челюстно-лицевые инфекции, 4-е изд., Сондерс, Филадельфия, 2002 г., стр. 214-242.

6. Маркс Р.Э., Карлсон Э.Р., Смит Б.Р., Торайя Н. Выделение видов Actinomyces и Eikenella corrodens от пациентов с хроническим диффузным склерозирующим остеомиелитом. J Oral Maxillofac Surg 1994; 51:26-33.

7. Schoen R, Suarez-Cunqueiro MM, Metzger MC, Schmelzeisen R. Остеомиелит нижней челюсти после операции на третьем моляре: прискорбное последствие у здорового пациента. Куин Интернэшнл 2009; 40(5):351-354.

8. Schlieve T, Kolokythas A, Miloro M. Хирургия третьего моляра: остеомиелит. В: Милоро М., Колокитас А. Ред. Лечение осложнений в челюстно-лицевой хирургии. Wiley-Blackwell, 2012, стр. 37-38.

9. Флинн Т.Р. Сложные одонтогенные инфекции: остеомиелит. В: Хапп Дж. Р., Эллис III Э., Такер М. Р. ред. Современная челюстно-лицевая хирургия, 5-е изд., Мосби, Сент-Луис, Миссури, 2008 г., стр. 333-334.

10. Уорт Х.М., Стоунман Д.В. Остеомиелит, злокачественные заболевания и фиброзная дисплазия. Некоторые рентгенологические сходства и различия. Dent Radiogr Photogr 1977; 50:1-9.

11. Koorbusch GF, Deatherage JR. Как можно диагностировать и лечить остеомиелит челюстей как можно раньше? Oral Maxillofac Surg Clin North Am 2011; 23(4):557-567.

12. Краковяк П.А. Альвеолярный остит и остеомиелит челюстей. Oral Maxillofac Surg Clin North Am 2011; 23(3):401-413.

13. Wagner, Wongchuensoontorn C, Schmelzeisen R. Осложненный поздний перелом нижней челюсти после удаления третьего моляра. Куин Интернэшнл 2007; 38(1):63-65.

14. ван Меркестейн Дж.П.Р., Гроот Р.Х., ван ден Аккер Х.П., Баккер Д.Дж., Боргмейер-Хоелен AMMJ. Лечение хронического гнойного остеомиелита нижней челюсти. Int J Oral Maxillofac Sur
г 1997; 26:450-454.

15. Gerhards F, Kuffner HD, Wagner W. Патологические переломы нижней челюсти. Обзор этиологии и лечения. Int J Oral Maxillofac Surg 1998; 27:186-190.

16. Колетти Д, Орд РА. Обоснование лечения патологических переломов нижней челюсти: серия из 44 переломов. Int J Oral Maxillofac Surg 2008; 37:215-222.

17. Балтеншпергер М.М., Эйрих Г.К.Х. Терапия остеомиелита – общие положения и хирургическое лечение. В: Baltensperger MM, Eyrich GKH. ред. Остеомиелит челюстей.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *